Отраслевой журнал

№135 сентябрь'2020
Технологии производства визуальной рекламы
Главный отраслевой портал

Экран на Новом Арбате

В декабре 2012 г. Правительством Москвы было принято постановление, утверждающее новые правила установки и эксплуатации рекламных конструкций. Согласно новым правилам в городе была запрещена эксплуатация любых светодиодных экранов — по мнению инспекторов ГИБДД демонстрируемые на них ролики отвлекают внимание водителей. Тем не менее, Москва не осталась без современных цифровых носителей рекламы, на смену экранам пришли медиафасады, главное отличие которых от светодиодных экранов заключается в том, что они являются «прозрачными» конструкциями, будучи размещенными на фасаде здания, медиафасады не препятствуют попаданию дневного света в помещения. Осталось загадкой, почему изображения передаваемые на экранах отвлекают внимание водителей, а будучи показанными на медиафасадах – нет. Ведь новые требования к качеству рекламных роликов, демонстрация статичных изображений взамен динамичных видеосюжетов, могли быть с тем же успехом воплощены и на видеоэкранах.



Алексей Сазиков

Сазиков А.В., кандидат искусствоведения, ведущий специалист отдела инноваций и издательских проектов МГХПА им. С.Г. Строганова

Впрочем речь не об этом, новые правила, последствия введения которых были безусловно благоприятны для развития городской среды столицы, имели все же и отрицательные последствия. Одним из которых, и пожалуй важнейшим, стало прекращение эксплуатации экрана, размещенного на знаковом для Москвы месте. Речь идет о экране примыкающем к брандмауэрной стене роддома им. Г.Л. Груэрмана на Новом Арбате. История демонстрации на этом месте рекламных роликов, телевизионных передач, видеомостов и т.д. к 2012 г. насчитывала уже 40 лет. Именно здесь в ноябре 1972 г. зажглись огни первого в мире наружного видеоэкрана — электронного информатора ЭЛИН.



Экран ЭЛИН – уникальное свето-информационное табло, разработанное специалистами Центрального конструкторского бюро информационной техники (ЦКБИТ) г. Винницы, входившего в состав Министерства электронной промышленности СССР. ЭЛИН стал прообразом современных технических устройств такого рода, служащих одновременно средством городской рекламы и информации и важнейшими композиционными узлами формообразования городской среды.



История изобретения и создания ЭЛИНа, его ввода в эксплуатацию уже неоднократно освещалась в различных изданиях. Однако мало изобрести систему, надо было доказать что такие системы будут востребованы в обществе в нашей стране и за рубежом — дать системе путевку в жизнь. О сложностях и перипетиях этого процесса и пойдет речь в этой статье.

Экспериментальная отладка ЭЛИНа производилась специалистами ЦКБИТ: заместителем главного конструктора А.И. Никитичем, ведущим инженером В.Н. Росяевым и др. Но для успешной коммерческой эксплуатации системы надо было привлекать московских специалистов, знакомых не только с основами техники, но и разбиравшихся в законах ведения рекламных компаний — объявления о приглашении на работу таких специалистов демонстрировались прямо на экране информатора.

Вскорости такой специалист был найден, им стал Евгений Иванович Цыганов. Евгений Иванович имея радиотехническое образование, работал ведущим инженером, когда-то служил в Министерстве внешней торговли СССР (МВТ), знал основы рекламы. Он жил на Новом Арбате в высотном жилом доме и из окна своей квартиры видел, что происходит на экране.



Интуитивно почувствовав, что у этих уличных систем большие возможности, однажды он решил зайти и на месте выяснить, что за невиданное чудо техники выросло под окнами его дома. Это было в конце апреля 1977 года, его сразу взяли на работу, с приличным окладом без испытательного срока, на должность начальника технической и коммерческой эксплуатации электронной системы ЭЛИН.



Подчинялся Евгений Иванович непосредственно начальнику главного научно-технического управления МЭП В.М. Пролейко, который наделил его большими правами и обязанностями вести коммерческую, административную и хозяйственную работу, а главное следить за идеологической составляющей демонстрируемых программ.

Для того, что бы за 3,5 – 4 года окупить затраты вложенные в разработку системы — 508000 руб., он активно и творчески взялся за работу. В результате уже с 1 августа 1977 г. началась регулярная коммерческая эксплуатация электронной системы ЭЛИН. Цыганов издал цветной иллюстрированный буклет, наглядно демонстрирующий технические возможности системы, на обложке буклета был заголовок — «Иллюзион современных городов». Это предвидение оправдалось полностью, в настоящее время и в нашей стране, и за рубежом появилось большое количество уличных светотехнических экранов с разнообразными возможностями.



Потенциальным рекламодателям были разосланы письма с изложением технических возможностей системы ЭЛИН и предложениями по коммерческой демонстрации их продукции. Определили стоимость одной минуты проката от 8 руб 09 коп (со временем возросшую до 11 руб 80 коп) в зависимости от времени показа (часы пик дороже) и способа подготовки и обработки информационного материала для демонстрации программ (открытки, рисунки и т.д.). Поступлениями от коммерческой деятельности были покрыты все затраты, и система ЭЛИН стала приносить прибыль. К концу 1970-х годов чистая прибыль экрана составляла в среднем 100 тыс. руб. в год и ежегодно продолжала увеличиваться.



Следует иметь ввиду, что в Советском Союзе в то время рекламы такого рода не существовало, а здесь рекламодателей набралось более 40 организаций и их количество продолжало расти. Работали по договорам и гарантийным письмам.



Программы согласовывались с заказчиками и утверждались непосредственно Е.И. Цыгановым. Праздничные программы к 1 и 2 мая, 7 и 8 ноября и другие политические программы подготавливались и согласовывались в МГК КПСС. Надо было иметь терпение при согласовании. Бывало раздавался звонок из Горкома с требованием найти время для важных политических программ идущих по ЦТ.



Специальные праздничные программы к 31 декабря, 1 января, 8 марта изготавливали на свое усмотрение. Из развлекательных программ демонстрировались в основном мультфильмы. Их брали на прокат в Союзмультфильме, Госкино, чаще других крутили «Ну, погоди!» и «Белоснежка и семь гномов».



Установив личные контакты с чиновниками разного уровня, Е.И. Цыганову удалось убедить Горисполком в необходимости выделить для сотрудников системы квартиру в расположенном неподалеку жилом доме.



Не без труда удалось добиться радиофикации левой стороны проспекта Калинина: установили 30 динамиков на расстоянии 800 м, что значительно улучшило качество демонстрации программ и повысило авторитет системы у заказчиков. Как обратная сторона медали, начали поступать жалобы от жильцов с противоположной стороны. С теми, кто писал жалобы приходилось договариваться лично, менять угол наклона динамиков, регулировать громкость и поставить ограничитель звука.



Нетривиальной задачей оказалось решение проблем с цензурой. В те годы без согласования с Главлитом ни одно печатное слово или передача не могли выйти в свет. Начальнику технической и коммерческой эксплуатации системы ЭЛИН Е.И. Цыганову также было предложено согласовывать программы с этой организацией. На что он резонно возразил: «У нас оперативные программы и мы не можем к вам приезжать. Пусть ваш проверяющий сидит на объекте. Я выделю рабочее место». Заместитель начальника Главлита Зорин ответил Евгению Ивановичу: «Знаешь, что, Цыганов, мы тебе доверяем» — тем самым сняв с себя ответственность и возложив ее на начальника системы ЭЛИН.



Несмотря на налаженную регулярную эксплуатацию системы и поступавшую от нее приличную прибыль, руководство МЭП всеми силами пытались передать ЭЛИН на баланс другим организациям — Министерству связи, Мосгоркинопрокату (который финансировал работы по телекинопроектору), Госкино, ЦТ, Управлению городского оформления и рекламы (Мосгороформление), но все попытки не увенчались успехом.

В то время информационные средства были под контролем партийных и «компетентных» органов. Экран работал в режиме «прямого эфира», и любое ЧП или небрежность тут же были бы замечены и соответственно оценены. Последствия такой ситуации легко предсказуемы. Поэтому ни одна из организаций не хотела подвергаться подобному риску.



Тем временем, Евгений Иванович выдвинул идею сенсационную для своего времени — демонстрировать на системе ЭЛИН рекламу западных стран. С этой целью Цыганов через знакомых сотрудников Министерства внешней торговли, в котором он некогда работал, вошел в контакт с иностранными представителями.



Западными партнерами это предложение было воспринято с большим энтузиазмом и немалым удивлением. Евгений Иванович по приглашению западногерманского издательства Жирардет принял участие в симпозиуме рекламы ФРГ, проходившем в гостинице Интурист. И это не смотря на то, что по существующему положению он не имел права входить в контакт с иностранцами без согласования с управлением внешних сношений, где должен был объяснить с кем, с какой целью запланированы контакты.

Была рассчитана стоимость рекламного проката в долларах — вышло порядка 60–80 долларов за одну минуту, в зависимости от времени показа и способа подготовки программы. Получалась феноменальная сумма — около одного миллиона долларов в год.



Руководство МЭП эту инициативу одобрило, но предупредили — следует быть осторожным. Следующим шагом стала договоренность с МВТ — монополистом на право получения валюты. Рекламодатели должны были переводить валюту Министерству внешней торговли, которое конвертировало ее в рубли и переводило в МЭП. Евгений Иванович начал согласовывать разрешение демонстрировать рекламы с партийными органами в частности МГК КПСС, где его хорошо знали. Он согласовывал там праздничные программы и ему поверили, что все пройдет без эксцессов, но дали указание все утвердить в ЦК ВЛКСМ, тем самым партийцы стремились разделить ответственность. С другой стороны молодежь, комсомольцы всегда и везде были более радикальны и стремились к чему-то новому.



На объект дважды приезжал заместитель председателя ЦК ВЛКСМ В.П. Поляничко — осмотрел систему, программы, выяснил, как будет проходить демонстрация рекламы. Получив одобрение Поляничко, московский Горком КПСС прислал письмо министру электронной промышленности СССР А.И. Шокину: «МГК КПСС поддерживает Вашу просьбу о разрешении демонстрации на табло ЭЛИН смонтированного на проспекте Калинина рекламно-информационных материалов иностранных фирм при условии обеспечения строгого контроля за идеологической направленностью информации и установлении правильного соотношения между объемами рекламно-информационных материалов организаций и фирм капиталистических и социалистических стран, а также между объемами информации технического и общественно-политического характера. Секретарь МГК КПСС В. Макеев 11 января 1978 г.».

Е.И. Цыганов, как начальник системы ЭЛИН получил устное напутствие: «С точки зрения идеологии смотри, чтобы не получилась реклама западного образа жизни». Все ликовали, но, как оказалось, преждевременно. Неожиданно вмешался Комитет государственной безопасности. На совещании у заместителя Председателя КГБ С.К. Цвигуна собралось множество чиновников, так или иначе связанных с ЭЛИНом и планируемыми рекламными мероприятиями, присутствовал и главный инженер МЭП Ю.С. Севостьянов. Он внимательно слушал, что и как говорили, как будет проходить демонстрация рекламы, но в заключении сказал: «Знаете, что на западе скажут? СССР стал зарабатывать валюту на рекламе. А вдруг что-то не получится? И это будет позор на весь мир». Вердикт — запретить.



Единственным положительным результатом этой истории стало появление западной рекламы на щитах вдоль трибун при проведении спортивных соревнований, в частности на футбольных матчах. Произошло это на кануне московской Олимпиады, а уже летом 1980 года Е.И. Цыганова аккредитовали на олимпийские игры в качестве корреспондента электронной прессы.



Каждое утро в ТАСС собирали всех журналистов. Корреспонденты рассказывали, что было на соревнованиях, кто победил, какая страна, сколько медалей, что, где будет на спортивных площадках. Затем, по желанию каждого, на автобусах развозили на те или иные спортплощадки. Москва была не узнаваема. Чисто, народу мало.
Сообщения, переданные Евгением Ивановичем по телефону, тут же монтировали в программу и демонстрировали на экране. Получалось по тому времени оперативно, с опережением сообщений в газетах и на телевидении.
Ежедневно демонстрировали дневник Олимпиады идущий по ЦТ, от ГАИ — оперативную информация по безопасности движения во время Олимпиады. Показывали собственные программы — калейдоскоп спортивных открыток, рисунки, слайды, пиктограммы и так продолжалось на протяжении всей работы Олимпиады.

Оргкомитет Олимпийских игр высоко оценил работу системы ЭЛИН, особенно было подчеркнуто, что лаконичный текст, демонстрируемый в сочетании с иллюстративным материалом, представляет интерес для советских и иностранных граждан и что такая форма информации дает большие результаты.

***
Новыми правилами установки и эксплуатации рекламы в Москве, о которых говорилось выше, были жестко регламентированы виды рекламных носителей, но были предусмотрены и «уникальные рекламные конструкции», параметры которых будут определяться в индивидуальном порядке. Не о таком ли случае идет речь? Ведь ЭЛИН вполне заслуживает права именоваться памятником научно-технической мысли и возможно именно в этом значении и следует рассматривать его дальнейшую судьбу. Здесь можно было бы открыть филиал Политехнического музея или Музея истории Москвы, в экспозиции которого рассказать историю создания этого и других аналогичных устройств рекламно-информационного назначения. На самом экране можно было бы организовать демонстрацию социально-значимой видеоинформации, демонстрировать объявления о проходящих в Москве культурных мероприятиях и т.п. Всех вариантов его эксплуатации не перечислить, главное — отстоять право экрана на жизнь, не допустить демонтаж сооружения, ставшего символом новейшей истории Москвы.


Sazikov
2016-11-19 16:50:41
Ответить

Количество просмотров: 2546

База знаний

Другие публикации раздела

Смотреть все публикации

Праздничное убранство Москвы в дни коронации 1896-го года

В 2016 году исполняется 120 лет со дня коронации последнего российского монарха. В связи с этой памятной датой предлагаю сегодня вспомнить, как выглядело праздничное убранство Москвы в эти дни, а помогут нам в этом сохранившиеся коронационные альбомы.

История рекламы на больших наружных экранах

Зачастую, когда речь заходит о первородстве электронного информатора ЭЛИН — первого в мире наружного видеоэкрана, приходится сталкиваться с недоумением. Неужели в Америке и Японии ничего подобного не существовало? Не может такого быть! Чтобы разобраться с этим вопросом, попробуем проследить историю возникновения и развития рекламы на больших наружных экранах.

Москва олимпийская

Накануне сочинской Олимпиады многие СМИ вспоминают московские летние Олимпийские игры 1980 года. Мы решили также не оставаться в стороне от информационного повода и осветить события тех дней с точки зрения праздничного городского оформления.

История новогоднего оформления Москвы

Накануне больших праздников Москва превращается в город «красоты неописуемой». В Новый год вся эта «красотища» приобретает особо ярко выраженные лапидарные формы: монстрообразные Деды Морозы со Снегурками, летающие и пляшущие снеговики и совершенно исключительного «дизайна» новогодние елки оккупируют почитай все площади столицы.