Отраслевой журнал

Наружка. Издание для производителей рекламы №141, август 2021
Технологии производства визуальной рекламы
Главный отраслевой портал

Фантастически сложный заказ

Фантастически сложный заказ

Работа «Фантастические волны» от ростовской компании «Мастер24» получила главный приз конкурса визуальной рекламы «ЗНАК-2021» - Гран-при. О том, насколько сложной была эта работа, и какую выгоду она принесла компании, мы поговорили с руководителем РПК «Мастер24» Сергеем Воденко.

— Сергей, ваша компания появилась больше 10 лет назад. С чего вы начинали?

— У нас сложная история, потому что мы одновременно создали две компании, так как мы понимали, что ни одно из направлений не может быть самодостаточным само по себе. Мы создали компанию, которая называлась «Выставка на носу», занималась строительством выставочных стендов и прочим. Вторая компания - «Мастер24», которая должна была заниматься наружной рекламой. То есть мы понимали, если мы будем заниматься только выставками, мы не доплывем до финиша. Если мы будем заниматься только рекламой, мы тоже не доплывем до финиша. Поэтому создание сразу двух брендов и параллельное их продвижение по разным направлениям на две разные целевые аудитории – это была наша маркетинговая стратегия, которая в итоге оправдалась. Тот сезонный фактор, который был, допустим, в наружке, он был полностью нивелирован выставочным бизнесом, а те провалы, которые были в выставочном бизнесе, они были полностью нейтрализованы наружкой. 

— То есть, вы в самом начале, когда задумали заняться бизнесом, понимали, что в одну корзину нельзя класть все яйца, да?

— Не то что в одну, даже в три корзины. Сейчас у нас третий проект - «Дешево и сердито». Это отдельная торговая марка, которую мы позиционируем по-другому. Она простецкая, как три копейки, она для простых заказчиков, которые заходят, смотрят какие-то таблички, простые вывески и на автоматическом калькуляторе могут тут же посчитать свой заказ. Мы понимаем, что если будет звонить эта целевая аудитория в больших количествах, мы просто сойдем с ума. Поэтому мы так разделили. «Дешево и сердито» – это сейчас масс-маркет. «Мастер24» – это для реализации больших проектов, здесь необходимы огромные интеллектуальные ресурсы, психологические ресурсы. А выставочное направление – это отдельная тема, которая тоже заслуживает внимания. Например, в этом году приняли участие в Питерском экономическом форуме, может быть, видели пещеру нашу? Что это - реклама? Нет. Наружка? Нет. Скульптура? Тоже нет. Это сложная такая конструкция. Таким вот образом мы держимся наплаву.

— У вас еще есть направление креативных вывесок.

— Это был мой замысел для того, чтобы привлечь людей к креативной рекламе. На самом деле, к сожалению, это не работает. Заказчики не звонят даже. Они видят на сайте примеры креативных европейских вывесок, но сами креативить не хотят. А если и хотят заказать что-нибудь сумасшедшее, то за три копейки. Вот такая у нас реальность.  

— Первые заказы в наружке, наверное, были достаточно скромные?

— Нет. Первый заказ был вообще нескромный. Абсолютно. Это была история, связанная с заводом «Россельмаш». Примерно так. Мы приехали на переговоры в отдел маркетинга, я им рассказал, что мы будем делать, – «Классно, но нам это не надо». Я говорю: «А что вам надо?» Они говорят: «Нам надо пилоны делать». Говорю: «Конечно, мы делаем пилоты». Вышел, поймал одного коллегу знакомого, говорю: «Слушай, а это что такое?» Таким образом мы первые пилоны делали, не зная даже, что это такое. Мы сказали «да, мы сделаем», потом нас привезли, показали пилон «Вольво» и мы прям с нуля пошли его изучать, как это было сделано. Первые пилоны мы ставили возле завода управления «Россельмаш», и там необходимо было не задеть подземные коммуникации: кабели, канализацию. При этом соответствующей документации не осталось. И мы копали в ручном режиме лопатами. А когда дошли до брусчатки, поняли, что дальше можно копать спецтехникой, потому что брусчатка – это слой, оставшийся с 1932 года. Значит, мы поняли, что, если до этого момента мы ни во что не воткнулись, после брусчатки мы точно уже ничего не найдем. Поэтому там мы уже экскаватором копали. Это было для нас впервые, но зато такой заказ позволил нам полностью окупить комплект инструментов Festool. Это было в 2006 году.

— Получается, что заказ «фантастические волны» – это вполне такая естественная для вас история, это не было неожиданностью, да?

— Ну, давайте так. Нет, неожиданностью это не было, потому что постоянно нас вталкивают в такие проекты. Особенно часто это происходит по линии нашего выставочного направления. Мы когда получаем проекты или создаем их, они в 9-ти случаях из 10-ти все вот такие вот закрученные. А выставка – это когда ты должен всё возвести за три дня. Пещера на Питерском форуме была возведена за 5 суток. Вот был ноль, потом через 5 суток появилась пещера, а послезавтра уже ничего не осталось – ноль. Вот поэтому нас испугать какими-то нестандартными заказами уже очень сложно. На эту работу был конкурс, в котором участвовали не одни мы. Уникальный проект подготовило наше ростовское архитектурное бюро «Новая Раса». Они его долго вынашивали, больше года над ним работали. Соответственно, потом возникла история с его реализацией и тут, конечно, пришлось уже решать не только инженерные вопросы, но и вообще всё пересматривать. Потому что это бывшее послевоенное троллейбусное депо, соответственно, никакие нагрузки на потолки и стены не допускаются. В итоге пришлось разрабатывать отдельно стоящую конструкцию, которая не касается поверхностей. При этом она получилась абсолютно безопасной для посетителей. 

master_24-4.jpg

— В этой работе что больше привлекало, ее уникальность и некий такой вызов для вашей компании или...?

— Вызов.

— То есть, доход стал на втором месте?

— Доход смешной. Ну, чтобы вы понимали, чуть больше миллиона рублей. При этом проведено 56 ночных монтажей. И всё это время торговый центр работал! Люди приходили в кинотеатр, смотрели фильмы по ночам. То, что мы видим в проекте или предполагаем теоретически, в жизни может пойти совсем по-другому. К примеру, вы видите стены пещеры. Они изготавливались на специальном станке, на котором производятся обтекатели для «Сапсанов». Пещера была изготовлена в соответствии с архитектурным проектом. И вот, мы приезжаем в торговый центр, ждем часа ночи, когда закончится сеанс мультфильма «Король лев», чтобы втащить конструкции, а они не входят в здание. И ты понимаешь, что тут делать нечего… Это очень психоэмоционально тяжелый был проект, очень тяжелый. Там была масса и других сложностей. С той же светодиодной подсветкой. 
Было смонтировано около полумиллиона пикселей. Каждая «волна» имеет свою длину, и необходимо было всю картинку синхронизировать. При этом часть стены вогнута и любая снежинка превращалась в каракулю размазанную, которая начиналась в начале панно вверху, а заканчивалась в левом дальнем углу через 78 метров. Ты даже глазами не видишь, где начало, где конец картинки. А если человек не видит картинки, у него уже в голове это не состыковывается. В настроечной программе экран целиком выглядит, как кардиограмма. 
Еще одна проблема: у светодиодной ленты 5 каналов. Все волны имеют разную длину, соответственно разное напряжение.  Нужно было входить по каналу питания где-то в середине, где-то в конце, где-то в начале ленты. Потом разгоняли усилителями сигнал. Беда в том, что микропайка проходила прямо в торговом центре, потому что кассеты собирались на месте. Вносились в помещение куски, скручивались и определялись места спайки. Что такое пайка в 4:00 часа ночи в торговом центре? Это просто адский ад. Да, еще нюанс такой. Работы проводились на разных высотах. Я даже впервые приобрел паяльники газовые. Это такая ручка, которая заправляется газом. Газ горит, паяльник нагревается… И ты смотришь на эти все ниточки, проводочки и думаешь: «Боже мой… А оно точно работать будет?»  Еще мы металл тонкий приклеили, чтобы теплоотвод был хороший. Ленту надо охлаждать. Ну, в общем, пережили.
Процесс запуска тоже был непростым, потому что это происходило в канун Нового года, и владелец торгового центра хотел создать новогоднюю атмосферу, сделать людям приятно и красиво. И когда мы 10-го декабря наконец подключили весь экран, оказалось, что это все не работает. Да, есть штука, она стоит, она выглядит фантастически, но она не работает, нет той самой динамики, ради которой все затевалось. В итоге мы настраивались до 20 декабря. И когда всё заработало, это, конечно, было такое вау, даже для участников проекта. И если бы сейчас мне предложили что-то подобное сделать, я бы подождал годика три, потому что это очень тяжело.  

master_24-6.jpg

— Для такой уникальной работы можно было с заказчиками побольше прибыли-то попросить.

— А тут никто ничего не спрашивает. Это особенность регионального рынка. У нас проводятся конкурсы без проектно-конструкторской документации. Есть лишь эскиз художника: я так вижу. Есть примерное очертание. Мы понимаем, что там примерно у нас 78 метров. Примерно мы понимаем, что там 238 кассет. Понимаем, что вот там вот центральная выступающая часть вылетает на 4,5 метра. Всё примерно. А цифра нужна конкретная. И когда мы начали решать задачу с математикой, понятное дело, что мы пытались перестраховаться. Но жизнь внесла свои коррективы. Никто не знал, что «Король Лев» смотрят до часу ночи. Мы думали, что будем работать с 22:00 до 10:00 утра. А по факту получалось и в 2:00, и в 3:00 и до 9:00. До 10:00 нужно было всё разобрать, чтобы утром в 10:00 заходили посетители, не было ни лесов строительных, ни каких-то следов нашего присутствия – ничего. И это очень сильно увеличивало финансовые затраты по оплате ночных монтажей. Получилось вместо 20-ти ночных монтажей – 56. А это не только по деньгам тяжело, у меня на этом проекте было потеряно 11 человек.

— То есть они ушли просто?

— Нет, они не ушли, они бросили проект, и в связи с этим мне пришлось с ними расстаться. И это был стресс. Но мы дошли до финиша, пережили это и даже Гран-при получили.

— А как вообще удалось договориться с сотрудниками работать в таких непростых условиях? Всё ради денег или команда сформировалась определенная, которой тоже было интересно?

— И то, и другое. Есть идейные лидеры, для которых это был репутационный проект, в котором необходимо было обязательно дойти до финиша. Рядовых сотрудников в основном интересовали финансы.  

— Насколько итоговый вариант соответствовал архитектурному проекту?

— Изначально в архитектурном бюро предложили все конструкции изготовить из гипсокартона. Но по факту это было неудачное решение, и в итоге мы всё сделали из композита. Причем, композит нам делали по спецзаказу. 534 листа размером 5 х 1,5 метра были изготовлены для этого проекта. Я помню, когда мы начали реализацию проекта, мы заблокировали поставку данного композита по стране вообще полностью, завод работал только для нас. 

master_24-3.jpg

master_24-1.jpg

master_24-2.jpg

Для этого проекта мы разработали специальный кран, который позволяет поднимать конструкции весом до 600 кг на высоту 6 м. И вот эти конструкции мы ставили, между ними были рельсы, были роликовые механизмы, эта штука взлетала, поворачивалась, ехала, стыковалась… Наверху висит альпинист, второй человек снизу находится с проводами за стенкой, он вообще не видит ничего. Ему по рации сообщают, что сейчас идет контакт, услышишь стук, просовывай провода. Разумеется, когда архитекторы предлагают проект клиенту, они не могут знать о всех нюансах. Поэтому зачастую и объем работ, и финансовая составляющая проекта оказываются, мягко говоря, не соответствующими начальной задумке архитекторов. Возможно, кто-то другой попытался бы сделать так, как придумали архитекторы. Но мы предложили свое решение. Поэтому тут нельзя сказать о том, что это архитектурное бюро как-то недорабатывает. Не видел я еще ни одного проекта ни от одного архитектурного бюро, которое уже включило бы в проект все нюансы.

— Сергей, какие чувства вы испытали, когда ваша работа получила не просто первый приз в номинации Конкурса Знак, но еще и Гран-при?

— А я не поверил.

— Не удивительно, у вас ведь был очень мощный конкурент за главный приз. Коллектив, наверное, тоже с энтузиазмом воспринял эту награду?

— Конечно. Безусловно. Все гордятся и говорят: «О, вот это мы сделали…» А была и такая фраза: «А денежный приз будет?» Я говорю: «Будет».

— Да, война войной, а обед по расписанию…

— Да-да)


Беседовал Олег Вахитов

Количество просмотров: 225

База знаний

Другие публикации раздела

Смотреть все публикации

Как с помощью вывески связать интерьер и фасад здания

03 марта 2021 Практика
В октябре прошлого года компания «Неон-Арт» из Казани реализовала интересный проект по оформлению входной группы ресторана ADRIANA. 

Оформление торгового центра "Весна". Успеть за 60 дней.

13 декабря 2020 Практика
Компания «Актив Дизайн» уже не первый год сотрудничает с торговым центром «Весна», реализуя довольно амбициозные проекты. Преимущество подобной коллаборации заключается в том, что она позволяет профессиональной рекламно-производственной компании раскрыть весь спектр своих возможностей и даже приобрести новые навыки.

RIVER SCREEN внедряет новые технологии

15 октября 2019 Практика
Среди новшеств осени 2019 года - геотаргетинг, дополненная реальность, QR-коды, wi-fi sniffing и O2O. Все - на фоне обновленного дизайна.

«Автомир» и «Компания Икстрим» – более двадцати лет сотрудничества!

18 сентября 2019 Практика
Очередным этапом долгосрочного партнерства стало оформление нового дилерского центра «КИА Моторс» с применением особых технологий.